Главная » Судебная практика » Может ли разнородное имущество должника включаться в один лот при продаже на торгах?

Может ли разнородное имущество должника включаться в один лот при продаже на торгах?

Может ли разнородное имущество должника включаться в один лот при продаже на торгах? 21 февраля 2020

Мария Шувалова

skvoor / Depositphotos.com

Действующее законодательство о банкротстве не содержит запрета на объединение в одном лоте разнородного имущества должника при его реализации посредством проведения торгов. Однако такая совместная продажа имущественных объектов не всегда выгодна для потенциальных покупателей, что в результате может отрицательно повлиять на итоговую цену покупки. Именно такой случай разобрал Верховный Суд Российской Федерации в одном из своих недавних решений (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 3 февраля 2020 г. № 305-ЭС16-13381 (4)), определив условия, при которых выбор конкретного способа продажи имущества: единым лотом или разными – является целесообразным.

Суть дела

После признания ООО «Э.» (далее – должник) банкротом собранием конкурсных кредиторов было утверждено положение о порядке, сроках и условиях продажи его имущества, согласно которому реализации на торгах – единым лотом – подлежали:

  • несколько зданий и сооружений, расположенных в разных населенных пунктах Республики Чувашия;
  • нежилое помещение и земельный участок в Волгоградской области;
  • земельные участки на территории Чувашии разного назначения и с разными видами разрешенного  использования: для ведения сельскохозяйственного производства, для размещения административных зданий, спальных корпусов и игровых площадок, для эксплуатации нежилого помещения;
  • несколько автомобилей;
  • дебиторская задолженность в размере порядка 69 млн руб. (суммы здесь и далее округлены).

Начальная цена продажи имущества, указанная в утвержденном положении о порядке реализации имущества, – 62 млн руб. Первые и повторные торги по причине отсутствия заявок были признаны несостоявшимися, в результате чего конкурсный управляющий принял решение об их проведении посредством публичного предложения. Единственный участник этих торгов предложил за имущество должника 6,8 млн руб. и стал их победителем.

После этого гражданин Г. (далее – истец, кредитор) – кредитор второй очереди (п. 2 ст. 134 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве), требования о выплате задолженности по заработной плате которого включены в реестр требований кредиторов, обратился в суд с заявлением о признании торгов по продаже имущества должника недействительными. По его мнению, значительное снижение стоимости имущества на каждом этапе торгов являлось необоснованным, а выбор способа реализации – неверным, так как объединение разнородного имущества в одном лоте привело к его продаже за минимальную цену.

Позиции судов

Суд первой инстанции подчеркнул, что по смыслу положений закона о банкротстве основной целью конкурсного производства является достижение максимального экономического эффекта при удовлетворении требований кредиторов должника – путем обеспечения баланса между затратами на процедуру банкротства и результатом ее проведения в виде предполагаемого размера удовлетворенных требований. И хотя принципиальная возможность реализации имущества единым лотом существует, целесообразность именно такого способа продажи должна быть обоснована, тем более что разделение имущества на несколько лотов не мешает приобретению его одним покупателем, в то же время расширяя круг потенциальных участников торгов.

Проанализировав специфику имущества (особое внимание обращено на то, что объекты недвижимости находятся в разных населенных пунктах, земельные участки, даже расположенные в пределах одного региона, не являются смежными), условия торгов, в частности проведение первого и повторного аукционов с закрытой формой представления предложений о цене имущества, и факт двукратного признания торгов несостоявшимися, суд пришел к выводу: реализация имущества должника одним лотом способна негативно повлиять на возможность получения максимальной цены от продажи имущества должника.

Не убедили судей и доводы конкурсного управляющего об установлении шага снижения цены – на 5% каждый календарный день – утвержденным на собрании кредиторов положении о порядке реализации имущества – они посчитали, что настолько значительное уменьшение стоимости [почти в 9 раз. – ГАРАНТ.РУ] нарушает права должника и кредиторов, так как не соответствует цели реализации имущества в процедуре конкурсного производства, которая заключается в получении максимально возможной выручки.

Таким образом, суд расценил неверное определение порядка реализации имущества должника, содержащего противоречащие существу законодательного регулирования условия, как несоблюдение правил проведения торгов и признал их недействительными (определение Арбитражного суда г. Москвы от 1 декабря 2017 г. по делу № А40-174619/14).

Суд апелляционной инстанции, с жалобой в который обратились несколько заинтересованных лиц, в том числе конкурсный управляющий должника, занял противоположную позицию. Во-первых, он напомнил, что по закону право на определение порядка, сроков, условий реализации имущества должника и начальной цены продажи принадлежит конкурсному управляющему и конкурсным кредиторам (п. 1.1 ст. 139 закона о банкротстве). Утвержденное собранием кредиторов соответствующее положение не оспаривалось, и торги были проведены в полном соответствии с документом.

Во-вторых, раз законодательство о банкротстве не содержит запрета на реализацию разнородного имущества должника одним лотом, а в материалах дела отсутствуют доказательства как сокращения числа потенциальных покупателей в связи с выбором такого способа продажи, так и намерений каких-либо лиц приобрести имущество должника по более высокой цене, выводы суда о влиянии выбранного способа реализации имущества на количество покупателей не основаны на нормах материального права и носят лишь предположительный характер, указал апелляционный суд. В то же время довод конкурсного управляющего, согласно которому увеличение числа лотов привело бы к росту расходов на их реализацию и могло бы затянуть процедуру продажи, что не соответствует целям конкурсного производства, притом что неликвидное имущество в таком случае могло и вовсе остаться невостребованным, признан обоснованным.

Также суд отметил, что по смыслу ст. 449 Гражданского кодекса торги могут быть признаны недействительными при наличии двух условий: если при их проведении не соблюдены нормы законодательства и нарушены права и законные интересы лица, которое оспаривает торги. Значит, истец должен был представить суду доказательства несоблюдения закона при организации и проведении торгов, а также нарушения его прав, восстановление которых предполагается в случае признания торгов недействительными.

Основываясь на перечисленных доводах, апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2019 г. № 09АП-9207/19). Кассационная жалоба истца осталась без удовлетворения – суд округа по всем пунктам поддержал позицию нижестоящего суда (постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 июля 2019 г. № Ф05-7271/16).

Позиция ВС РФ

ВС РФ, рассматривая жалобу истца, тоже отметил возможность в некоторых случаях эффективного восстановления прав кредиторов на получение удовлетворения путем продажи разнородного имущества должника одним лотом, подчеркнув, однако, что объединение реализуемых объектов должно носить объективный характер. Выбор такого способа реализации возможен, например, когда отчуждаемые объекты в своей совокупности обладают признаками предприятия (п. 1, п. 3 ст. 110 закона об банкротстве). Чтобы определить, является ли разнородное имущество предприятием в понимании законодательства о банкротстве, нужно учесть возможность или, напротив, невозможность купившего данное имущества лица беспроблемно использовать его для ведения бизнеса, полагает Суд. Таким образом, принципиальная невозможность организовать предпринимательскую деятельность на базе отчужденного имущества подтверждает недопустимость его реализации по правилам продажи предприятия должника. 

С позициями высших судов по вопросам, касающимся организации и проведения торгов, можно ознакомиться в соответствующем разделе Энциклопедии судебной практики системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Поскольку суд первой инстанции установил, что проданные имущественные объекты не связаны между собой (ни технологически, ни функционально, ни каким-либо иным образом), они не могут быть признаны предприятием, и нет оснований полагать, что на базе этого имущества можно вести полноценную предпринимательскую деятельность, отметил ВС РФ.

Объединение в один лот настолько разных объектов: земель различных категорий и назначения, находящихся в разных субъектах РФ или в пределах одного региона, но в разных районах, – препятствует, по мнению Суда, их покупке участниками специализированных рынков (например, сельхозпроизводителями или имеющими спрос на покупку нежилых помещений организациями и гражданами). Следовательно, вывод суда первой инстанции о необоснованном ограничении количества потенциальных участников торгов, которое могло негативно сказаться на цене продажи, верен.

Кроме того, ссылаясь на недоказанность истцом факта продажи имущества одним лотом по более низкой по сравнению с раздельной продажей объектов цене, суд апелляционной инстанции и суд округа неверно применили правило о распределении бремени доказывания (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса), подчеркнул ВС РФ. При наличии подтвержденных доводов истца о создании барьеров для потенциальных участников торгов обязанность по доказыванию эффективности выбранного способа реализации имущества лежит на лицах, выступающих за сохранение юридической силы торгов. В данном деле конкурсный управляющий и иные заинтересованные лица не доказали, что такой способ был наиболее выгодным для широкого круга покупателей, должника и его кредиторов и мог обеспечить получение максимальной выручки. Более того, по мнению Суда, конкурсный управляющий должен был усомниться в правильности принятого решения в условиях отсутствия заявок при проведении первых и повторных торгов. Полученной же в результате торгов, проведенных посредством публичного предложения, от их единственного участника суммы – 6,8 млн руб. – недостаточно даже для расчетов с кредиторами второй очереди, долг перед которыми равен 24 млн руб.

На основании изложенного ВС РФ заключил, что в данном деле имели место существенные нарушения порядка проведения торгов, что является основанием для признания торгов недействительными (п. 1 ст. 449 ГК РФ), в связи с чем отменил решения суда апелляционной инстанции и суда округа, оставив в силе определение суда первой инстанции.

Теги: банкротство, недвижимость, практические ситуации, судебная практика, ВС РФ

Источник: ГАРАНТ.РУ

Источник

Оставить комментарий

↓